Ясмин (zolotayakoshka) wrote,
Ясмин
zolotayakoshka

Category:

Фонтаны били голубые и розы красные цвели (с)

Часть вторая. Ленусик



Начальником у меня была потрясающая женщина Татьяна Алексеевна. Не знаю, сколько ей было лет, но тогда, разумеется, мне она казалась древней старухой – мне же было 20. Гораздо больше мне нравилась ее заместительница и сменщица – ей было около сорока, она была яркой, ухоженной и веселой. А Татьяна Алексеевна выглядела суровой и мрачной. Казалось, она совсем не умела улыбаться. Но мне предстояло получить первый урок в жизни, о том, что не все люди такие как кажутся. Она оказалось очень добрым и справедливым человеком. Завоевать ее расположение было проще простого – надо было просто работать аккуратно и желательно полюбить свою работу.

Это я поняла потом, но работала я именно так, как ей нравилось, просто потому что была перфекционисткой. Слова мамы о том, что лучше не делать, а уж если взялась, то надо делать как следует были тогда для меня законом жизни. Поэтому училась я своей работе с энтузиазмом, тем более, что она мне быстро понравилась, так что работала я с удовольствием. Ну, а то, что Татьяна Алексеевна была не очень разговорчива, меня мало занимало, поскольку при работе рядом с корректурой и курьерами, всегда можно было легко найти с кем поболтать.

Прошло очень немного времени и Татьяна Алексеевна пробила мне ставку. Дело в том, что раньше это считалось просто курьерской работой. И платили за ее как всем курьерам 70 рублей в месяц – минимальная зарплата. С одной стороны это было не так уж плохо, потому что с такой зарплаты не брались налоги, то есть аванс 30, зарплата 40. А те, кому клали зарплату чуть больше, налоги уже платили, так что у нас были курьеры, которые получали меньше меня, хотя ставка у них была больше – вот такой парадокс. Моя начальница умудрилась доказать, что моя работа гораздо более квалифицирована, чем работа курьера и пробила две ставки, причем такие, чтобы я выиграла, а не проиграла – я стала получать чистыми практически в два раза больше – 130 с хвостиком.

Вы, наверное, заметили, что я написала про две ставки. Это была причина обиды тетеньки, которая работала второй. Дело в том, что она работала давно и почему-то начальница для нее ничего такого не делала, а тут пришла молодая вертихвостка и на тебе. Она не могла спокойно радоваться тому, что стала получать больше и злилась. Кроме того пыталась подставить меня разными способами – мы же зависели от работы друг друга. Но у нее ничего не вышло – мы с Татьяной Алексеевной ее быстро вывели на чистую воду и стали обучать Ленку премудростям моей работы. Выгонять ее не стали, просто она должна была вот-вот выйти на пенсию, а уж оставлять или нет ее работать – это было на усмотрение начальства. А начальство, как вы понимаете, оставлять после такого ее не собиралось.

Однажды Татьяна Алексеевна спросила, смогу ли я отработать месяц каждый день и хорошо заработать. Оказывается, в Советской России одна из девушек попала в больницу. А вторая очень хотела в отпуск. Двух заменить они не могли никак, поэтому ей пришла в голову идея предложить меня туда. Что и как она договаривалась с бухгалтерами я не знаю, но получилось какое-то хитрое совмещение, при котором я получила полностью обе зарплаты, плюс премии от обоих газет, что было огромной суммой. Забегая вперед, скажу, что отработала я не один, а два месяца – там очень понравилось как я работала и они попросили поработать еще, чтобы вторая девушка тоже могла сходить в отпуск.

Эх молодость, молодость... Это только тогда можно ударно работать до11-12 часов ночи, потом гулять всю ночь, приходить домой в семь-восемь часов, спать до12 (работа в газетах начиналась днем) и на работу, чтобы вечером повторить все сначала. Сейчас мне трудно представить, как мне это удавалось чисто физически.

В "Советской России" тогда работал Володя Яковлев, сын того самого Яковлева, чьи «Московские Новости» в свое время люди прямо на Пушкинской разбирали, как горячие пирожки и читали вслух, устраивая стихийные митинги.

А Володя был тот самый, который, потом основал «КомерсантЪ». Его я знала очень хорошо, потому что его семья жила в нашем подъезде, Яковлев дружил с моим отцом, а с Вовкой мы собак выгуливали когда-то вместе. И еще там работал его друг Артем Боровик. Ну как золотая молодежь тогда могла гудеть вы себе представляете. Ну мы и гудели. А четвертой в нашей компании очень быстро оказалась Ленусик – она там же работала курьером и мы подружились.

Ленусик тоже была девочкой несчастной, по крайней мере, сама так считала. Нет, она не была сиротой, мама и папа были живы и здоровы, но с детства она жила с бабушкой, поскольку родители работали за границей и Лену с собой почему-то решили не брать. И она считала, что они ее бросили потому что она некрасивая и глупая и никому, кроме доброй бабушки не нужна. Самооценка у нее просто ниже плинтуса – куда мне с моими тогдашними комплексами было до нее. Но она старалась это скрывать. А компенсировала все это алкоголем. Нет, все мы в то время пили, как не знаю кто, но у всех хватало здоровья не напиваться в хлам, а Ленка именно напивалась. Причем практически каждый раз и создавалось впечатление, что она к этому стремится. Когда мы стали ходить вместе практически везде, мне удавалось ее контролировать – она меня почему-то слушалась.

Еще Ленка повышала свою самооценку за счет мужчин. Лена просто вешалась практически на каждого мало-мальски достойного кандидата и была крайне неразборчива в связях. Теперь-то я понимаю, откуда это все шло – от ощущения ненужности, которое ее буквально терзало, но тогда я не могла это понять совершенно. Пыталась с ней говорить на эту тему, но тут уж с ней поделать нельзя было ничего. Продолжала вешаться на все что движется. Потом стала вешаться и на тех, которые вроде как считались моими, но на нее совершенно невозможно было обижаться. Тем более, что она делала это совершенно открыто, при мне – в ней не было и капли подлости или умения плести интриги. А я получала удовольствие от процесса. Было очень смешно, как какой-то кавалер разрывается между интересом общения со мной и легкой добычей, которой являлась Ленка, смотревшая на него своим громадными глазами с поволокой так, как будто он был сделан из чистого шоколада.

Знакомых у нее было при этом пол Москвы, причем все сплошь золотая молодежь, так что время мы проводили весело и с огоньком. Даже мой первый муж несколько обалдел от моей активности. Его страшно задевало то, что я, расставшись с ним, причем по его инициативе, вернулась к тому кругу в котором росла и который ему, глуповатому парню из Тбилиси, умудрившемуся не сдать экзаменов после рабфака на журфак , был недоступен. Тут надо объяснить, что тогда с рабфака зачисляли всех, вопрос был только в том на дневной или вечерний. Прошедшим армию или успевшим где-то поработать по специальности давали зеленую улицу. Он быстренько охмурил Ленку при первой возможности, но даже она не стала его ни с кем знакомить – на это у нее ума хватило.

И вот в один прекрасный момент Ленка приглашает меня поехать с ней и с ее приятельницей журналисткой из "Советской России" куда-то на Истру. Там, по ее словам потрясающая турбаза, которая еще не достроена, но там очень красиво, костер и праздник песни.
Я, рассмеявшись, сказала, что не люблю, эскимосских радостей, походов и костров, авторской песни и петь хором не собираюсь. И не поехала, как она меня не уговаривала.

Это был первый раз, когда я не познакомилась с Кошкиным.

(продолжение следует)



(Часть первая)

Всевидящее Око
Tags: 100 фактов, it's my life
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 48 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →