Ясмин (zolotayakoshka) wrote,
Ясмин
zolotayakoshka

Category:

Фонтаны били голубые и розы красные цвели (с)

Тут kantora заказала рассказ о том как я познакомилась с Кошкиным.

Стала я писать и поняла, что история длинная и чтобы подойти к ней, надо хоть немного написать о действующих лицах. Так что история получается длинная, в один пост никак не влезет.



С первым мужем мы в то время в состоянии развода. Но, он, пользуясь моей безмерной глупостью и остатками любви, попросил меня скрыть это инее разводиться официально какое-то время.
Дело в том, что он был из Тбилиси. Когда мы поженились, мой папа ему поверил и зачем-то прописал его не временно, а постоянно в нашей квартире, которая, кроме всего прочего была ведомственной. Предоставленная папе, как иностранному корреспонденту центрального органа компартии Индии от ЦК КПСС. А тогда был какой-то закон, что надо было тем не менее, и при постоянной прописке быть женатыми какое-то время, чтобы ее сохранить. Ну, он и запудрил мне мозги на тему – останемся друзьями и не надо мне портить жизнь. Я, как благородная дурища, конечно же согласилась. Так и жили – фактически неженаты, а по документам женаты. В то время папа и мама много болели их положили сначала на обследование в Кремлевку, потом отправили в санаторий, так что мы были предоставлены сами себе в моей квартире и тайна была благополучно сохранена.

Я работала в редакции газеты «Правда» секретарем нижнего выпуска. Это означало, что я обеспечивала связь редакции с корректурой и выпуском и цехом. То есть местом где, тогда еще на линотипах сначала набирались строчки статей, потом верстальщики их ставили в рамку полосы, которая представляла из себя такую громадную тяжелую железную штуку, в которую все собиралось. Потом делался оттиск полосы. Оттиск шел в корректуру. Там он разрезался на отдельные статьи и раздавался корректорам на вычитку. Потом правился и так до тех пор, пока не оставалось ни одной ошибки. Потом начальник корректуры подписывал полосу, тоже делали начальник выпуска и дежурный редактор и после этого полоса шла в матричную, там делали матрицу и начиналась печать. Сейчас все это так странно, все теперь делает компьютер.
А верстальщики все были завидные женихи, даже если и женатые. Судите сами – пить практически не пили, потому что работа через день, а с похмелья невозможно внимательно работать. Мало того, они допуск работе получали каждый раз от врача. Все-таки, центральный орган. А, кроме того, от ежедневных физических упражнений (жаль что сейчас уже не помню, сколько весит заполненная полоса, но удержать ее пустую я не смогла и нескольких секунд) фигуры… Ван Дамы и Шварцнегеры отдыхают.

Отвечать, то я отвечала, но бегать по корректуре, цеху и редакции и разбирать при этом приходящие полосы и гранки – это невозможно физически. Поэтому я была маленькой такой начальницей. Под моим началом работали два курьера – один по цеху, а другой по корректуре.

Через некоторое время одним курьером и стала Ленка.
Судьба ее не баловала. Она была с 18 лет сиротой. В один год друг за другом умерли бабушка и мама. Папе было не до нее совсем – он ей не интересовался и до этого горя. У нее была тетя, которая и пристроила ее курьером к нам в корректуру. Дело в том, что Ленка, оставшись без взрослого присмотра в двухкомнатной в Ясенево, начала гулять. Вылетела из института, не сказав об этом родственникам, они еще почти год были в неведении и вела слишком веселую жизнь. Настолько она громко веселилась, что через некоторое время не выдержали соседи. И, что ожидаемо, вызвали милицию. Перед Ленкой замаячила статья «за содержание притона». Вот тогда и все открылось, так как тете уже милиция объяснила, что Ленка отнюдь не успешная студентка и живет вообще непонятно на какие деньги. А в то время не работать – это был уже криминал.

Так что бедная больная тетя взвалила на себя еще и Ленку. У нее была своя семья, своя дочь и куча проблем и без этого.
Так как она проработала в «Правде» больше 20-и лет, ей удалось, несмотря на такую Ленкину репутацию устроить ту на работу к нам под ее личную ответственность. Это был царский подарок главного редактора – в то время в к нам на работу никто не приходил просто с улицы, только по рекомендации, а потом до того, как получали окончательный ответ проходили долгую проверку на кристальную репутацию. Только тогда принимали. А тут такой пердимонокль.
Тетя Шура (так звали ее все, кто годился ей в дочери, а ровесницы – просто Шурой) страшно боялась, что Ленка ее подведет. Ленка была поселена у нее в квартире и первое время жила только под присмотром дом-работа, все развлечения только в компании с тетей Шурой и так далее. Конечно, Ленку это не утраивало, она старалась всячески всем рассказать, что ее оболгали, но ей мало кто верил, конечно. Но жалели. Собственно, я стала с ей общаться немного поближе по прямой просьбе Тети Шуры, которая, будучи умной женщиной, понимала, что какое-то общение Ленке надо с ровесниками, а я почему-то внушала ей доверие.

Вт так мы с ней и стали общаться. Сначала мне было трудно. Потому что выслушивая ее вранье, я не могла ни высказать недоверия (тетя Шура просила подружиться по возможности), ни рассказать Тете Шуре, так как не хотелось ту расстраивать. Потом я-таки нашлась как отсечь эту тему – сказала, что я не хочу слушать семейные дрязги, тем более, что тетю Шуру и ее дочь я люблю и уважаю давно.
А в остальном Ленка производила впечатление абсолютно нормальной девчонки, веселой, доброй и жизнерадостной, с ней было весело.

Вот поэтому, забегая вперед, через некоторое время, когда мы все же разъехались с первым мужем и в моей квартире начался капитальный ремонт, я оказалась вместе с Ленкой в Ясенево.

(продолжение следует)

Всевидящее Око
Tags: 100 фактов, it's my life
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 63 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →