Ясмин (zolotayakoshka) wrote,
Ясмин
zolotayakoshka

Categories:

Сто фактов.

А помните, я как-то сто фактов писала?
Все-таки заела меня совесть, решила продолжить.

41. В четырнадцать лет я первый раз поцеловалась и, через несколько месяцев, меня изнасиловали. Поэтому из-за всяких больниц, школу я заканчивала уже другую – не 45-ю.

42.Школа, в которой я заканчивала 10-й класс была хорошо известна в узких кругах – туда всяких увальней родители устраивали, чтобы они могли себе все-таки какой-то приличный аттестат сделать. Эта школа считалась школой рабочей молодежи, но на самом деле, там днем учились обычные детки необычных родителей и еще маленькие артисты ансамбля Моисеева. Они и, правда маленькие были вне зависимости от возраста, и все время разминались на лестницах.

43. А для нас новая школа – это был просто глоток свободы! Во-первых, не было школьной формы. Во-вторых, можно было курить в отведенных для этого местах. В-третьих, система преподавания была институтская, то есть лекционная – на уроках не спрашивали и не ставили оценок. Был зачетный день – четверг, в который учителя сидели в кабинетах, а ты приходил и сдавал предмет по темам. Причем планировал, сколько тем сдавать и когда – сам. То есть можно было, например, сдать хоть всю биологию в один день за полугодие, а потом ходить сдавать другие предметы. Конечно, это требовало дисциплины внутренней и многие на этом погорали радостно, на законном основании, гуляя по четвергам.

44. Еще мы оттуда ходили в ресторан «Минск» обедать. Система у нас с подругой была. Родители выдавали нам каждый день рубль на обед, а комплексный обед в Минске стоил полтора рубля. То есть один день мы на рубль покупали каких-нибудь пирожков, а на второй, как королевы, шли в настоящий ресторан кушать. Громадный сталинский ресторан с крахмальными скатертями, сверкающими приборами и вышколенными официантами… Мечта просто.

45. А еще мы сбегали с уроков пить пиво. Тогда была в Столешниковом классная пивнуха, называли все ее Яма, как она на самом деле называлась, я не помню. Туда мы сбегали большой компанией, пили по кружке пива, а потом шли гулять. Почему, когда вспоминаешь юность, всегда вспоминается, что светило солнце? Или тогда и, правда, в Москве солнца больше было…

46. Школу я закончила в Олимпиадном 1980 году. Летом, когда началась Олимпиада, папа стал давать мне приглашения на всякие пресс-конференции, где в приглашении не было указано имя, а только фамилия. Так что побывать я много где успела. Самое смешное, что побывала я и в Корейском посольстве, где устроили пресс-конференции в связи с их какими-то космическими достижениями – нашли время, ага. Там я первый раз в жизни попробовала сакэ. Не понравилось. Да и до сих пор не нравится.

47. Так как я папе хорошо помогла, он наградил меня пригласительными на закрытие Олимпиады. Так что мишке я махала с трибун. Могу сказать, что, несмотря на весь свой юношеский цинизм, когда полетел мишка, у меня потекли слезы. И мне было очень стыдно, разумеется. Потом мы с девочкой американкой, которую меня попросили сопроводить, долго шли пешком от Спортивной до Октябрьской – почему-то в метро пускали только там. Я очень переживала, что поздно и наши родители будут очень волноваться – сотовых же не было тогда. Но, слава богу, родители сообразили, что можно от наших властей ожидать и не особо волновались.

48. В этом же году я поступила в Университет. На факультет журналистики. Честно, говоря, первый курс мне вспоминается не лекциями, а опять какими-то сплошными гулянками – когда только успевали учиться?

49. Нет, помню, я училась иногда все-таки. Потому что я шла из читального зала вечером – он в девять закрывался что ли, и пришлось мне по улице Горького пешком идти – была репетиция парада, и шли танки. Тогда я узнала, что выражение «земля дрожит» это не преувеличение. Она действительно дрожала. Все выглядело очень сюрреалистично – улица Горького, падал первый снег хлопьями и шел нескончаемый поток танков…

50. Кстати, о пивной под названием Яма – мы уж, конечно ходили туда с факультета. Как же мы там веселились! В то время в пивной было много причин для веселья. Кто помнит, тогда нельзя было просто взять себе кружку пива, закуска была обязательна. Касса была при входе, чтобы не пустить случайно человека, не оплатившего порцию, с позволения сказать еды. Если в меню не было креветок, а бывали они редко, то все брали самое дешевое блюдо – какую-то котлету. Надо сказать ее никто не рисковал есть, она просто оплаченная гордо присутствовала на столах. И надо же было случится такому! Как-то кто-то зашел туда первый раз, пронеся, разумеется, водку в рукаве, и выпив решил закусить котлеткой. Происходившее дальше напоминало мультик – котлета соскользнула с вилки, подпрыгнула, упала на пол... и запрыгала по полу с невозможной амплитудой, как будто это теннисный мяч или мячик из литой резины! Находчивые работники общепита, смекнув, что котлеты никто не трогает, просто перекладывали их с тарелки на тарелку!! А чего стоил грустный мент, который подходил к столу, если там курили (курить было вроде как нельзя, но курили все и дым стоял такой, что с трудом можно было разглядеть людей за столиком напротив) и, не говоря ни слова, смотрел глазами спаниеля до тех пор, пока кто-то не обращал на него внимание и не давал рубль! Причем если он случайно подходил к одним и тем же людям два раза, надо было ему это напомнить и он, извиняясь, ретировался. А еще в его функции входило проведение в мужском туалете женского сеанса. Женского туалета почему-то в Яме не было. Вся сильная половина изгонялась, запускалась слабая, а мент гордо стоял на часах, пока последняя дама не покидала помещение.

Начало тут лежит.
Tags: 100 фактов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 47 comments