Ясмин (zolotayakoshka) wrote,
Ясмин
zolotayakoshka

Categories:
  • Mood:

Буковки.

Всю жизнь, сколько я себя помню, я читала. Именно. Поскольку КАК я научилась читать я не помню. Вообщем-то это не удивительно, поскольку первое мое слово, по семейным легендам, было «энциклопедия». Это сестра постаралась.,Родители уходили в гости, оставляя нас вдвоем. Ей было, разумеется со мной скучно. Ну что делать с ребенком 10-ти месяцев от роду! Не играет, не шалит, только в кроватке возится... И стала она меня учить говорить примерно так, как попугаев учат, повторяя одно и то же слово бесконечно. Слово выбрала подлинее и покрасивее... Ну вот и представьте, приходят мама с папой из гостей, а дитя садится в кроватке и вещает с выражением - ЭНЦИКЛОПЕДИЯ!!! Немая сцена. Сестра говорит, что ей я повторять отказывалась, поэтому для нее эта сцена была так же неожиданна.
Ну так вот. Как я научилась читать...Мама рассказывает так. Мне было три года. Я играла и рассматривала книжки. Стала спрашивать маму « это что за буква? А эта?» Мама ответила раз другой, но учить складывать слова не стала принципиально. В то времы была большая мода на вундеркиндов, а она считала, что у детей должно быть нормальное детство а учеба хороша в свое время. Поэтому она решила схитрить. Ответила на все мои вопросы, по одному разу назвала каждую букву и ушла что-то по дому делать. Когда она через час пришла звать меня обедать, я уже читала. Мама правда понадеялась, что я заиграюсь и оставлю это занятие, но зря.
Первое мое воспоминание о книге – это, по моим подсчетам, где-то лет пять или позже. Поскольку до пяти я училась разговорному Урду, тоже сама, гости приходили, разговаривали, а я походя спрашивала что это значит, что то, что-то уточняла у отца и, к тому времени как приехал из Индии дядя в гости, узнала достаточно слов, чтобы хорошо изьясняться на детском уровне.
Тут дядя положил начало самой большой папиной ошибке в отношении меня и языков. Слушай, говорит он папе, она же на урду хорошо говорит, учи ее английскому! Папа и рад. Стал учить. А урду я забыла. Напрочь. Навсегда. Потом он пробовал начать меня учить заново, но я уже выросла и мне хотелось других развлечений.
Ну, я отвлеклась. Первая книга, которую я помню очень хорошо – это был, ну вы догадались, английский словарь. Он тяжелый был. А я сидела за столом, читала детскую книжку на английском и его, другого слова не подобрать, ворочала. Он был размером с том по истории партии, для тех, кто знает что это, только синий. Он, слава мне, до сих пор жив (аккуратная была с книжками). Если видела в гостях у кого-нибудь разрисованные или порванные книжки, у меня внутри что-то сжималось и становилось страшно почти... Когда рос мой сын, я переживала то же чувство, поскольку в отличие от меня, он был нормальным ребенком и калякал в книжках и рвал их.
Вот так у меня появилась эта вредная привычка – читать. Теперь, если одна, я не могу без книги курить, например, да и вообще не могу прожить дня без книги. Если ничего хорошего не попадается, буду читать какую-нибудь муть, вроде дамских романов, лишь бы БУКВОЧКИ. И пахло чтобы типографской краской, и чем толще тем лучше...
Жалко сейчас не надо страницы разрезать. У папы был такой нож специальный, красивый! Я помню давно, в каких-то журналах, скорее всего детских, публиковали такие странички, их надо было собирать из нескольких номеров, вырезать и складывать в книжку. А потом я гордо шла к папе в кабинет, брала этот нож и разрезала странички... Впрочем почему «был нож» вот он, на столе в стакане стоит, только он теперь, наверное, уже мой, да и разрезать им нечего...
Tags: 100 фактов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments